Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Наши новости

Известны имена хедлайнеров «Розовой пантеры – 2019»! С 5 по 7 апреля 2019 года в Уфе состоится традиционный Международный джазовый фестиваль «Розовая пан.....
С особым днём рождения, филармония! 80 лет вместе с Вами! Сегодня - ровно 80 лет, когда 20 января 1939 года Постановлением Совета народных комиссаров БАССР .....
В Уфе состоялся третий вечер юбилейного проекта «Nostalgie – ФиларМоң. 80 лет за 8 вечеров» Осенью 2018 года, в честь своего юбилея Башгосфилармония запустила цикл проектов под названием «Nost.....
Ушел из жизни выдающийся татарский певец Ильгам Шакиров Вчера, 16 января на 84-м году жизни скончался выдающийся татарский певец и музыкальный деятель Ильга.....
«ЮБИЛЕЙНЫЙ СЕЗОН ОТКРЫТ!» В гостях у ТЦ "Вся Уфа": Ирина Захарова - начальник отдела рекламы и по связям с общественностью Баш.....
Быйыл “Евразия йөрәге” ндә Рәсәй музыканттары ла сығыш яһаясаҡ “Евразия йөрәге” халыҡ-ара сәнғәт фестивалендә республиканан сыҡҡан билдәле йырсыларҙың килеүҙәре кө.....
Уфимцев приглашают послушать сказ «Про Федота-стрельца, удалого молодца» Леонида Филатова Башкирская филармония в юбилейном сезоне запускает новый проект — цикл вечеров для всей семьи «Искус.....
Уфимцев приглашают на премьеру фильма «Первый чемпион Габдрахман Кадыров» Короткометражный фильм, снятый в 2016 году на киностудии «Башкортостан» режиссером Радиком Кильмамат.....
С Рождеством Христовым! Башкирская филармония поздравляет с Рождеством Христовым.....
С Новым 2019 годом! Башкирская филармония поздравляет с Новым Музыкальным годом!.....

Независимая оценка качества оказания услуг

ПРОЙТИ ОПРОС

Архив

Статьи

Новости

Полезное

Абонементы

Всероссийский старт продажи абонементов

Подробнее...

ЭЛЕКТРОННЫЕ БИЛЕТЫ

Продажа билетов онлайн

Получить всю информацию о  наличии и стоимости билетов  теперь легко: не выходя из дома,   с мобильных устройств, подключенных к сети Интернет.

Подробнее...

Наш репертуар

Февраль 2019

Наши партнеры

Министерство культуры Российской Федерации

Министерство культуры Республики Башкортостан

Информационное агентство Башинформ

Культурный мир Башкортостана

Культура. Гранты России

  

НовостиКлим Калитов и его «капелляне»

Вернуться назад

Клим Калитов и его «капелляне»

Автор: Елена ШАРОВА / газета "Республика Башкортостан"

Дата: 28.08.2018

Принцип работы дирижёра, как и врача, — не навреди! — считает руководитель хора мальчиков

Попасть в капеллу легко: главное — желание петь.

В мае состоялось приметное событие в культурной жизни республики. Или, по крайней мере, в жизни тех, кто только ступает на творческую тропу. В филармонии прошел первый отчетный концерт капеллы мальчиков под руководством супругов Клима и Юлии Калитовых.

Капелла была создана осенью 2014 года Александром Алексеевым, ныне главным хормейстером театра оперы и балета. А через два года «капеллян» взял под свое заботливое крылышко молодой и энергичный Клим Калитов, между прочим, лауреат межрегионального, дипломант всероссийского конкурсов. Не отставали по части сценических успехов от своего руководителя и его подопечные.

Ребята успели засветиться и на большом экране, снявшись в короткометражном фильме «Храни тебя Бог» уфимского режиссера Камиллы Далгыч (Нугаевой). А на упомянутом концерте юные артисты проявили себя как зрелый коллектив, исполнив вполне взрослую программу из произведений Моцарта, Перголези, Фертельмейстера. И заслужили эксклюзив — два произведения современного башкирского композитора Алины Ахметовой, написанные специально для капеллы.

Первый раз — в первый и десятый класс

— Вы в семье один такой — музыкальный, или ваши родители как-то связаны с творчеством?


— Я такой один: мама работала поваром в школе, отец — тракторист. Мама любит петь, но особыми данными не обладает.


Петь очень любила и бабушка. В детсад я не ходил, а воспитывала меня как раз она. Русским языком бабушка практически не владела, у меня вообще-то мама татарка, а отец мариец. Ну и я пел в детстве на татарском, наслушавшись бабушку.


Родители рассказывали, что, когда приходили с работы, я сажал всех — их, двух братьев и сестру — в ряд и устраивал концерт на пару с бабушкой. Это было целое костюмированное представление: из подручного материала сооружалось подобие концертного одеяния.
Родился я в Татышлинском районе в деревне Арибаш, практически местной звездой был, потому что мои «пробы голоса» и в школе приметили — ни один концерт без меня не обходился.


Учась в десятом классе, начал на попутках ездить в Татышлы — это в семи километрах от Арибаша. Там были и музыкальная школа, и ДК, и Дворец пионеров. Я начал заниматься в музыкальной школе в классе баяна и ходил на вокал во Дворец пионеров. Вообще, это забавно было: учась в десятом классе, я пошел в первый класс музыкалки, сидел за партой с малышами. Почему-то меня это совсем не смущало, видимо, так хотелось заниматься.


А впереди маячила проблема: мне — 14 лет, началась ломка голоса, и никого не было, чтобы объяснить, что это нормально. Я не понимал, что происходит, и впадал прямо-таки в депрессию.


Баян я бросил, а вот учиться вокалу, уже на профессиональном уровне, мне понравилось. Тут ведь еще что: когда в детстве я участвовал в конкурсах, никогда при всей своей любви к пению мест призовых не занимал. Я этого не понимал: я классный, я звезда, крутой такой, а мне ничего не дают! Вот когда начал заниматься профессионально, все понял: насколько же я был музыкально неграмотен.


Я заканчивал десятый класс, и педагог по музыке предложила поступать в училище искусств. Тогда как раз только начинались пробные ЕГЭ, мы все их ужасно боялись, и я просто сбежал от них из школы.


И поступил в педколледж № 2. По словам моей учительницы, там, в отличие от училища искусств, занимались с любым. Меня ждала профессия «училки музыки». Это не смущало меня тоже. Как и моих родителей, которые никогда не вмешивались в мою учебу.


Педколледж закончил с красным дипломом, при том что учиться там было тяжело: требования предъявлялись высокие. И тут я вдруг представил себя, мужчину, в роли учителя музыки в детсаду или школе. И вспомнил, что мечтал-то я стать вокалистом, и учитель в колледже у меня был замечательный — Светлана Слягузова. Я бегал к ней даже тогда, когда у меня не было занятий. С ее подачи выступал на всех концертах, участвовал в конкурсах и уже начал брать призовые места — наконец-то!


Был я «ботаном», многих этим раздражал. Но на четвертом курсе у меня сменился педагог, я захандрил и сдал сессию на двойки. Вот тогда и попал в руки очень хорошего учителя по дирижированию Ляле Утяшевой.


Собственно, жизнь моя изменилась еще на третьем курсе — я стал петь в знаменитом хоре Кирилло-Мефодиевского храма у Татьяны Гончаренко. Правда, петь — громко сказано: полноправным членом хора я стал года через полтора. У меня не было навыков читки с листа, пения в многоголосье, не было нужной музыкальной базы. Удивительно, что регент меня терпела и говорила: «Ничего, встроишься». И я встроился. Кроме всего прочего, это был еще и заработок: время тяжелое, родители стояли на бирже, а я получал 2,5— 3 тысячи плюс 700 рублей стипендия. Богач! Сам стал одеваться даже.


Мне начала нравится хоровая музыка, работа с коллективом. А в 2010 году я поехал на конкурс дирижеров в Самару и занял там первое место. И решил поступать в институт искусств на дирижерско-хоровое отделение.


— У вас очень редкое, по нынешним временам, имя…


— Мне оно нравится. Я думаю: «Я это сделаю, я же Клим!» Клим, вообще-то, переводится как «милостивый, добродушный». Видимо, это немного мешает в моей работе, ведь я по характеру как раз имени и соответствую. Только детям об этом знать не надо.


А назвал меня так дедушка-сосед Ак-бабай. Мои родители как-то и не заморачивались. Я родился, зашел к нам этот дедушка. Как, спрашивает, назвали? — «Не назвали еще». — «Назовите Клим — красивое имя». — «А и хорошо». Мама меня в детстве дразнила: «Эх, Климентий — неументий, не умеешь суп варить. Взял картошку, соль и ложку, а воды забыл налить».

«Гудошники» принимаются

— Как случилась в вашей жизни капелла мальчиков?


— Капеллу организовал нынешний главный хормейстер театра оперы и балета Александр Алексеев, когда работал в филармонии директором по концертной деятельности. И пригласил меня помощником. Сначала я засомневался, но как-то раз дал себе слово: никогда не говорить «никогда».


Я ведь никогда не собирался работать с детским хором — только со взрослым. И вот пожалуйста!


Когда Александр ушел в театр, сказал: «Клим, вперед, продолжай!».


— Как мальчики приходят в хор: сами или родители приводят? И кого из них вы берете?


— Попасть в наш хор легко: условие одно — желание петь. Изначально было задумано, что петь у нас будут только дети, специально нацеленные на музыку, талантливые. Но так не получилось. Учиться в музыкальной школе и совмещать это с хоровым пением очень тяжело. И к нам приходят все, кто не хочет углубленно учиться музыке, а хочет просто попеть. Их много. Я даже беру в хор «гудошников» — детей, у которых нет данных. И мне очень интересно с ними работать, хотя сначала я не ставлю их в хор.


— А как же «медведь, который на ухо наступил»?


— В этом возрасте медведь не страшен. Запеть может любой. Были такие дети, но и они потихоньку запели, через год, полтора. Занимаюсь я с ними индивидуально. Поющего научить легко, а попробуй непоющего! Это огромная победа. А какое они сами получают удовольствие, как у них блестят глаза! А родители!


— Помогло вам то, что вы заканчивали педагогический колледж?


— Дети очень загружены в школах, приходят на хор вечером. Уже уставшие, а их надо как-то взбодрить, привлечь их внимание. Это приходится делать по-разному. Я пытаюсь быть интересным. Нет ничего хуже скуки.


Подбираю репертуар, преподношу его в игровой форме. Разучиваем много произведений с движениями. Пытаюсь разговаривать с ними на одном языке — я же сам молодой, стараюсь подшутить, изобразить их пение в утрированном виде — это ребят очень забавляет. Да, немного расхолаживает, я, конечно, по молодости не очень угрожающе выгляжу — ну, ищем золотую середину. Хор — это не скучно, и это главное, что должны понять мои ребята.


Вообще у меня нынче нехороший год: дети подросли — им по 12 — 13 лет, придется работать с ними очень осторожно, бережно. Голос мальчика — хрупкий инструмент.


Когда я только начал работать с детьми, мне сказали: «Клим, самое главное — не навреди!» Конкурсы, дипломы — это не столь уж и важно, главное — не сломать их в детстве, ведь музыка может стать чьей-то судьбой. Бывает, что чрезмерное навязанное усердие приводит к тому, что у детей появляются на голосовых связках узлы в 10 лет — от форсирования звука, неправильной постановки голоса. Покалечить легко, исправить — очень трудно.

Моцарт против Пахмутовой

— А теорией вы с ними занимаетесь?


— Хотелось бы, но это невозможно. Состав хора разношерстный: одному ребенку шесть лет, другому тринадцать. Один занимается музыкой профессионально и схватывает все на лету, другой поет «около звука». Поэтому я позиционирую наш хор как детский самодеятельный.


— Какие произведения входят в ваш репертуар, нравятся детям?


— Знаете, я ошибся, когда только начал работать. Думал, что надо детям давать что-то доступное, на русском языке. Советскую классику, Пахмутову, «Крылатые качели». Но оказалось, для этих песен нужен хор помощней, побольше числом: 50 — 80 человек. А у меня 15 — 18 детей.


Европейская же музыка этого не требует. Она писалась для мальчиков, для церковных небольших хоров. Я начал предлагать им Моцарта на латинском языке, Перголези, это посоветовал мне Алексеев. Как они заинтересовались — я даже не ожидал! Латынь им интересна — ну так ведь эти произведения для таких, как они, и были написаны.


Сейчас дети очень умные — быстро схватывают. За одну репетицию заучивают латинские слова наизусть.


— Хор существует уже около пяти лет. Чем можете похвастаться?


— Самый большой успех: в прошлом году мы участвовали во Всероссийском конкурсе исполнительских искусств «Золотая лестница», прошедшем в Стерлитамаке. Взяли Гран-при. Первое место в номинации «Соло» тоже досталось нашему мальчику — Искандеру Арсланову. Он же лауреат II степени Всероссийского конкурса патриотической песни имени Федора Ушакова. Кстати, в этом году Искандер поступил в хоровое училище имени Свешникова. Его заканчивали Родион Щедрин, Минин. Искандер виолончелист вообще-то, а позанимавшись у нас, перебежал в хоровое отделение. Родители молодцы — прислушались к ребенку.


Мы — дипломанты Всероссийского конкурса «Одаренные дети России: золотые голоса», дипломанты Всероссийского конкурса «Хоровая радуга» имени Ш. Баймухаметова.
Я хочу, чтобы дети почувствовали вкус победы, спортивный азарт, чтобы они не боялись зала. Поэтому стараюсь максимально часто выводить их на сцену.

 

— Хор — это команда. Не стремятся мальчики все же как-то выбиться в солисты?


— А я это приветствую. Я не люблю, когда в хоре люди боятся петь соло. Страшно выделиться, страшно остаться одному… Я стараюсь, чтобы дети не теряли свою индивидуальность, и часто даю им спеть соло, хотя бы две строчки. Хочу, чтобы они выходили из зоны комфорта. Это развивает голос: хорист и солист — это разный вокал.

 

Елена ШАРОВА / газета "Республика Башкортостан" 

 

Добавить комментарий
Добавить комментарий
Имя *:
Сообщение *:
Сложите * : 32 + 06

Вернуться назад